Закрыть
Восстановите членство в Клубе!
Мы очень рады, что Вы решили вернуться в нашу клубную семью!
Чтобы восстановить свое членство в Клубе – воспользуйтесь формой авторизации: введите номер своей клубной карты и фамилию.
Важно! С восстановлением членства в Клубе Вы востанавливаете и все свои клубные привилегии.
Авторизация членов Клуба:
№ карты:
Фамилия:
Узнать номер своей клубной карты Вы
можете, позвонив в информационную службу
Клуба или получив помощь он-лайн..
Информационная служба :
8(4722)732273
+79194316000
+79205688000
+79056703000
+79045301000
Личный кабинет Карта сайта
Авторизация членов Клуба
№ карты
Фамилия
Стать членом Клуба

Ирэн Роздобудько

Ирэн Роздобудько

Ирэн Роздобудько— украинская журналистка, писательница и поэтесса.

Родилась 3 ноября 1962 года в Донецке. Окончила факультет журналистики Киевского национального университета. Работала в Донецком участке ТАСС–РАТАУ телеграфисткой, в многотиражке Донецкого металлургического завода, журналистом и диктором радиогазеты. С 1988 года живет в Киеве, где работала в газете «Родослав», корректором журнала «Современность» (укр. «Сучасність»), обозревателем на первом и третьем каналах Национальной радиокомпании, обозревателем в газете «Всеукраинские ведомости», заместителем главного редактора в журнале «Натали», главным редактором в журнале «Караван историй. Украина» и журналистом в журнале «Академия».

Автор иллюстраций к книгам Ларисы Масенко, Элеоноры Соловей, Леся Танюка. Автор двух сборников поэзий. Вышивает бисером, играет на гитаре. Воспитывает дочь Яну. Победительница литературных конкурсов «Коронация слова» 2000, 2001 и 2005 годов.

Отрывок из интервью Ирен Роздобудько в электронном издании Е–motion:

—Насколько независимым человеком Вы себя считаете? И есть ли люди, от которых зависеть даже хочется?

— Чувство личной независимости считаю самым главным и самым продуктивным. Иногда оно у меня зашкаливает до такой степени, что я не хочу и не могу отчитываться в своих поступках и действиях даже перед очень близкими и любимыми людьми. Хотя понимаю, что быть независимой в идеале невозможно. Скорее всего, это красивая иллюзия. Поэтому, когда я слышу выражение наподобие «независимый журналист» или «эксперт», мне хочется просто улыбнуться.

— С чем связано Ваше решение писать книги именно на украинском языке? Вы ведь долгое время жили в русскоязычном регионе –на Донбассе.

Я люблю писать на украинском! Последние семь лет я работаю в русскоязычной прессе, и переключение с языка на язык для меня особенное удовольствие. Я не стыжусь и не скрываю своего «двуязычия», и считаю, чем больше языков человек знает, тем он богаче. Поэтому мне жаль тех, кто заведомо отказывается читать на украинском. Этим они обедняют себя. Я не рвусь печататься в России, моя жизнь связана с Украиной, которую я обожаю, какой бы стороной она ко мне ни поворачивалась. А если захотят переводить пожалуйста.

— Насколько сюжеты Ваших книг реальны? Есть ли конкретные прототипы у Ваших героев?

Не люблю «соцреализма», и того, что называется«социальный заказ», поэтому всегда стараюсь хоть чуть-чуть приподняться над реальностью, уйти от описаний бедности, политики. И увести за собой своих читателей к другим берегам. Описывать конкретных людей и конкретные ситуации тоже не считаю вершиной мастерства. Для меня важнее полет фантазии, искусство обобщений и умение найти высокий смысл в простых ситуациях. Хотя, конечно, как говорил Флобер:«Мадам Бовари это я»… Но, скорее всего, не я есть суть моих героев, а наоборот мои герои существуют в некой ноосфере, а я только влезаю в их шкуру. Это гораздо интереснее, чем искать прототипы. А потом вдруг обидеть кого-то или же ошибиться. Такая ошибочка у меня вышла с образом«скандальной журналисточки»в«Мерцях», а позже, когда мы с ней познакомились, оказалось, что она очень милая и целеустремленная девочка, которая шла к своей цели путем скандалов.

— Почему главная героиня Вашей книги«Мерці»именно журналистка? Сейчас довольно многие авторы-женщины пишут о журналистках. Дань моде или дань Вашей профессии?

«Мерці» мой первый опыт в психологическом триллере и первая победа (второе призовое место в«Коронации–2000»). Писала о том мире, который мне на то время был близок. Тогда не задумывалась, чему отдаю дань. Я вообще не очень задумываюсь о дани и моде — если бы задумывалась, написала бы«чернуху», как ныне модно.

— Когда Вас оценили на«Коронации слова», что Вы испытали? Насколько значимой оказалась для Вас эта награда? Изменилась ли Ваша жизнь после«Коронации»?

Моя жизнь немножко изменилась после самой первой«Коронации»: начали выходить книги.«Коронация»этого года только подтвердила предыдущие результаты. Хотя произошли приятные изменения: мне предложили сотрудничество сразу три лучших издательства в Украине. Пришлось выбирать. А в итоге, в каждом из них в этом году у меня выйдет по книге! Сейчас я закончила новый роман «Дванадцять або виховання жінки в умовах, не придатних для життя», и начала писать публицистическую прозу «Глянцевый мир». Теперь у меня есть надежда, что с этими рукописями мне не нужно будет унизительно оббивать пороги думаю, что они будут напечатаны.

— В каком городе Вы ощущаете себя в полной мере дома? Или Вам чуждо чувство привязанности к конкретному месту?

Я очень люблю Киев, хотя родилась и долго жила в Донецке. Есть еще один городок в Черногории Котор, в котором я почувствовала потрясающий душевный комфорт. Думаю, что прекрасно бы чувствовала себя в Риме и Париже постараюсь когда-нибудь проверить эти версии на практике… А вообще, я люблю путешествовать и люблю перемены.

— Мы уже знаем, что кроме того, что Вы пишете книги и статьи, Вы пишете картины, вышиваете бисером. Расставляете ли Вы приоритеты между этими видами творчества? Или Вы отдыхаете, переключаясь с одной работы на другую?

Вы совершенно точно поняли: таким образом я только отдыхаю! Картинки и бисер для меня как психотерапия: сижу тихонько и что-то там ковыряю иголкой или пером (я рисую тушью). Свои побочные творения вышивки и рисунки я не считаю творчеством. И поэтому ужасно горжусь, когда получается красиво. Никакого навыка и образования в художественном плане у меня нет. Поэтому я всех призываю: попробуйте сами, ведь это так просто, увлекательно и полезно для душевного равновесия. И еще один секрет: совершенно случайно мои картинки попадались на глаза разным хорошим людям, и поэтому одни стали иллюстрациями к книгам, другие появились на серии коллекционных чашек. Так что никакой труд не бывает бесполезным!

— Вы пишете для женских журналов. Даже являетесь главным редактором одного из самых успешных журналов «Караван историй. Украина». Почему Вы приняли решение писать именно для женских изданий?

Это получилось совершенно случайно. До моей работы в «глянцах», я сменила кучу профессий (не бросая журналистику, конечно). Самые смешные из них киномеханик в видеосалоне и шпрехшталмейстер в цирке. А потом работала по специальности: на радио, в одной известной газете, которая распалась. А после периода мучительной безработицы меня пригласили в женский журнал, и сразу на должность завотдела «Стиль жизни». Вот, бывает и такое. Так что решение принимала не я. Кстати, об этом я немного пишу в своей новой книжке «Глянцевый мир».

— Вы чувствуете в себе силы помочь тем женщинам, которые подвергаются унижению, чья жизнь не складывается, кому просто нужно помочь хотя бы добрым словом?

Я делала это всегда. Вначале на страницах одного популярного журнала для женщин. Потом, когда отвечала на множество их писем и, надеюсь, что кое-кому, судя по резонансам, смогла таки помочь. Сейчас я хочу делать это на страницах своих книг, ибо я всегда обращаюсь к женщинам. И какие бы сюжеты ни закручивала мне хочется отвечать на их вопросы о жизни и смерти, о любви и предательстве, и обязательно дать свое видение ВЫХОДА...

— Для писателя, наверное, существует некий эталон – тот, на кого он стремится быть похожим. Есть ли у Вас такой эталон. И есть ли автор, сравнение с которым было бы для Вас лестным?

Наверное, существует… И я слышала такие сравнения, но… говорить об этом мне неловко. Скажу одно: это не худшие имена. Я точно знаю, чего я в этом плане не хочу: чтобы сравнивали с «Васей Пупкиным».

— Сейчас довольно часто проводят границу между женской и мужской литературой. Как Вы относитесь к подобному разграничению? Относите ли Вы свои книги к сугубо женским?

Отношусь отрицательно! На этот вопрос всегда отвечаю вопросом: романы Милана Кундеры женские или мужские? Он с равным мастерством описывает психологию обоих полов. А посмотрите, как ноет Бегбедер в романе «Любовь живет три года» сугубо бабский роман. Мне хочется, чтобы дискуссия о женской и мужской прозе поскорее бы в Украине сошла на нет — не считаю ее актуальной. Из-за этого пресловутого вопроса наши молодые украинские писательницы берут реванш у мужчин, упражняясь в ненормативном славословии и описаниях всевозможных физиологических комплексов. Всё это уже было, и всё это скучно…

— Когда Вы пишете, Вы представляете себе своего читателя? Какой он — Ваш читатель?

Конечно, я думаю о читателе! Об этом можно говорить очень много, но я просто нарисую некий общий портрет: во-первых, это люди, которые не будут униженно хихикать, когда на них со сцены на презентациях книжек или литературных вечерах обрушиваются потоки сознания или мата от наших последователей не лучших образцов современной европейской прозы. Им от 16-ти и… старше. Среди них есть и мужчины, ибо романы «Ранковий прибиральник» и «Гудзик» (частично) написаны от имени мужчины. И, конечно, женщины разного возраста. Но те, которые умеют разглядеть за сюжетной коллизией то, что я хотела выразить на уровне подсознания. Своих читателей я знаю. И очень хочу, чтобы их было больше, так как мне пока еще есть, что сказать им.

— Какая из книг стала для Вас наиболее сильным потрясением, прочитав которую, Ваше мировосприятие слегка сместилось?

Что касается смещения мировосприятия во мне есть некий «железобетонный» стержень, который очень трудно сместить. В детстве, когда названия этому стержню не было, взрослые считали меня просто упрямой, потом упрямство перешло в юношеский максимализм, а сейчас в твердые понятия о том, что такое добро и зло. Поэтому я «потрясаюсь» в первую очередь стилистикой, фантазией, умом и умением автора довести простые истины до высокой философии. В этом смысле я была потрясена «Волхвом» Джона Фаулза, тремя романами (не всеми!) Милорада Павича, и, практически, каждый роман Милана Кундеры для меня — откровение.

— Есть ли в мировой литературе героиня, с которой Вы себя ассоциируете? (Читаете о ней и понимаете, что Вы такая же, как этот персонаж.)

Такая героиняне одна. В разные периоды жизни они были разными, и каждая была мне очень близка. Например, в очень ранней юности это была Ассоль из «Алых парусов», ибо каждая девочка верит в чудеса и ждет своего капитана Грэя. Позже Лара из «Доктора Живаго», ибо в тот период я тоже бунтовала против всякой провинциально-мещанской обыденности и условностей. Еще позже, конечно же, Маргарита из «Мастера…» любимый образ множества женщин. Сейчас, перечитывая «Невыносимую легкость бытия» Милана Кундеры, я неожиданно обнаружила, что мне до боли близок образ жизни, мыслей и поступков одной из неглавных героинь художницы Сабины. Раньше я этого не замечала…

— Как Вы считаете, что ждет украинского читателя? Есть ли будущее у украинской книги?

Конечно же есть! Я уверена, года через два, а, может, и раньше это станет очевидным. Люди, живущие в Украине, какой бы язык им ни был более близок, начнут интересоваться СВОИМ. Уже начали. Потому, что это признак культурного человека. Однажды на книжной ярмарке в Киеве к стенду, где я сидела, подписывая книгу, подошла молодая семья муж, жена, ребенок, и, говоря на русском языке, начали просто скупать книжки украинских авторов. Я удивилась и даже решилась спросить, почему? И мне очень понравился ответ: «Мы уже начитались Акунина, Донцову и Маринину нужно же знать, о чем пишут наши писатели!» И таких людей, уверена, будет все больше.

— Вы успешная женщина. Вы красивы, умны, талантливы. Занимаетесь любимым делом. Насколько долгим был Ваш путь к успеху? И еще: успех — это внешняя атрибутика (машина, квартира, дача, модная одежда и т. п.) или внутреннее состояние человека?

Начну с конца и разочарую: у меня нет машины, дачи, и я терпеть не могу ходить в официальных костюмах — это для меня настоящая мука! Моя любимая одежда джинсы и куртка. Но я никогда и нигде не комплексую по этим поводам, потому что мой успех в том, что я чувствую себя самодостаточной. И считаю, что именно это чувство должно быть залогом успеха любой женщины. Если ты самодостаточна, ты не будешь ныть ни по какому поводу, как бы тяжело тебе ни жилось. А что касается пути это очень актуальный вопрос. Открою секрет: несколько недель назад я взялась писать новую книгу что-то вроде художественной публицистики для женщин под условным названием «Глянцевый мир, или как стать настоящей женщиной». Дело в том, что у меня накопилось много материала, в том числе, и очень полезного, психологического по этой теме. Там будет и о первой любви, и об отношениях между полами, о секретах общения, о самореализации. Словом, такой «беллетристический учебник» для тех, кто помнит меня по работе в журнале «Натали». А в длинном и смешном вступлении я как раз рассказываю, насколько долог был и мой личный путь, но не для того, чтобы показать себя, а для того, чтобы дать понять юным девушкам, что ни один старт не бывает «низким», если ты честно и много работаешь.