Закрыть
Восстановите членство в Клубе!
Мы очень рады, что Вы решили вернуться в нашу клубную семью!
Чтобы восстановить свое членство в Клубе – воспользуйтесь формой авторизации: введите номер своей клубной карты и фамилию.
Важно! С восстановлением членства в Клубе Вы востанавливаете и все свои клубные привилегии.
Авторизация членов Клуба:
№ карты:
Фамилия:
Узнать номер своей клубной карты Вы
можете, позвонив в информационную службу
Клуба или получив помощь он-лайн..
Информационная служба :
8(4722)732273
+79194316000
+79205688000
+79056703000
+79045301000
Личный кабинет Карта сайта
Авторизация членов Клуба
№ карты
Фамилия
Стать членом Клуба

Саймон Тойн

Саймон Тойн

Саймон Тойн (род. 1968) — английский писатель; окончил Голдсмит-колледж в Лондоне по специальности «английский язык и драма» и почти двадцать лет работал на телевидении, прежде чем стать писателем. «Санктус» — его дебютный роман, первый том трилогии.

Автор о себе:

«Я увлекался триллерами с тех пор, как взял в руки отцовскую потертую книгу Alistair MacLean`s The Satan Bu и обнаружил в ней много реалистичного. Но путь к становлению меня как автора в таком жанре был постепенным.

Поначалу я хотел быть актером. Но лишь до тех пор, пока не получил диплом по специальности «английский язык и драма» в колледже Голдсмит в Лондоне. В тот момент я понял, что не хочу быть актером. Актеры всегда рассказывают истории других людей. Я же хотел рассказать свою собственную. Поэтому у меня появилась новая мечта. Я захотел стать сценаристом и продюсером.

В попытке достичь этой амбициозной цели я написал несколько коротко- и полнометражных сценариев, которые стали моим билетом в будущее. Чтобы профинансировать свои попытки, я работал также внештатным сотрудником на телевидении, где начал с того, что готовил чай и бутерброды работникам, в то же время продвигаясь по карьерной лестнице к должности продюсера. Мои реалистичные фильмы, в которых я сам являлся и сценаристом, и режиссером, и продюсером, и оператором, позволили мне выделиться из толпы, и наконец в возрасте 25 лет я стал продюсером. План был выполнен. Несомненно, пик моей карьеры был уже совсем близко.

15 лет спустя, в возрасте 40 лет, я был успешным продюсером с хорошей репутацией, в частности как сценарист, а также с отличной работой в ведущей компании Великобритании. Я был женат, и у меня было двое детей. Я не собирался выступать продюсером художественных фильмов. Но у меня по-прежнему была мечта поведать всем большую историю. Но где мне найти время?

Моя старшая дочь должна была пойти в школу, и я понимал, что как только это произойдет, я окажусь в рамках школьных семестров и каникул. Если я хотел что-то написать, то это могло произойти лишь сейчас. То, что я хотел написать, не могло быть сценарием. Сценарий — это лишь начало чего-то. Я же хотел написать то, что станет завершением. И то, что принесет прибыль. Я не мог отказаться от хорошо оплачиваемой работы и обязанностей мужа и отца ради какой-то чепухи. У нас было достаточно сбережений, и я мог себе позволить взять творческий отпуск. А после этого мечта закончилась.

Итак, имея несколько замыслов в голове, я уволился с работы и переехал со своей семьей во Францию на 7 последующих месяцев, в течение которых был намерен написать триллер. Трудности начались с самого начала.

1 декабря 2007 г., взойдя на палубу ночного парома, идущего в Дьепп, мы попали в жуткий 8-балльный шторм. Мы сидели в своей крошечной каюте и не могли сомкнуть глаз. Измученные, но, к счастью, живые, мы прибыли во Францию. Все наши планы о 8-часовом переезде в наш новый дом были разрушены. Мы отправились вглубь страны, в Руан, где в предрассветном тумане я увидел шпили церкви, поднимающиеся в светлеющее небо, и у меня появилась новая идея.

Как оказалось, во время нашего пребывания во Франции я сумел написать лишь треть своего романа. Мы вернулись домой, как и планировали, когда наши деньги закончились. Дочь пошла в школу, а я вернулся на должность внештатного сотрудника в ту самую компанию, где когда-то у меня была хорошая, надежная, стабильная работа. Следующие полтора года я писал по вечерам и в перерывах между работой и наконец завершил книгу. «Санктус» — вот результат моих стараний, первый том трилогии».

Книга переведена на 19 языков, опубликована более чем в 30 странах и экранизирована.

Отрывок из интервью Саймона Тойна

«Санктус» очень кинематографичен. Помог ли вам ваш опыт написания киносценариев и работа на телевидении создать этот роман?

— Спасибо. Я всегда хотел, чтобы моя книга была похожа на фильм, поэтому рад, что вы так считаете.

Начав работу над книгой, я обратился к своему опыту работы на телевидении. В кинематографе вы не можете просто взять и снять что-то, а затем посмотреть, что из этого вышло; вам нужен план: вы должны знать, где установить камеру и софиты. Поэтому сначала я все продумывал — весь сюжет своей книги. Начав писать, я смог сосредоточиться на других аспектах: персонажах и языке. Мне кажется, что я продумывал сюжет книги не меньше, чем собственно писал ее.

Я также отказался от многих сцен, чтобы не «тормозить» действие книги. В фильме вы редко увидите сцену, которая длится дольше 3-х минут. Подобный отказ позволил мне увеличить свой набор персонажей, а также создать лаконичные главы, которые, как мне кажется, являются эквивалентом коротких сцен в кино.

Вы создали два сильных женских персонажа. В ваших замыслах было создание книги для женщин в стиле Дэна Брауна?

— Я намеревался как можно лучше написать свою книгу. У меня и в мыслях не было сесть и составить список того, что понравилось бы определенному кругу читателей. Когда у меня появилась идея написания этой книги, я предполагал, что главным ее персонажем будет мужчина. Но затем, продумывая историю более детально, понял, что это должна быть женщина — так будет гораздо интереснее. Я представлял ее себе в стиле Джоди Фостер — уязвимой, но смелой и находчивой, или Клариссы Старлинг — но журналистом, а не агентом ФБР. Выбор персонажей был аргументирован лишь желанием, чтобы рассказ получился как можно более удачным. Я всегда придерживаюсь одной и той же политики, когда речь заходит о персонажах.

Что касается жанра, то мне кажется, что ССанктус» написан в таком же ключе, как и триллер Дэна Брауна — это заговор. Готическая обстановка, примитивные силы в действии, люди, закрытые в темных помещениях — Мэри Шелли могла бы гордиться, хотя у нее было бы меньше оружия. Я бы не сказал, что поклонники Дэна Брауна будут разочарованы — для них также есть много увлекательного в моей книге.

— Создавая цитадель Разрушения, что вы имели в виду? Возможно, сам Ватикан?

— Я вовсе не думал о Ватикане. Цитадель по своей сути — полная противоположность Ватикану, о чем я упоминал в своей книге. Опять же: расположение было продиктовано основной идеей. Мне нужно было место, в котором тайна могла бы храниться на протяжении многовековой истории. Мне также нужно было место, которое могло бы существовать в действительности, было бы вполне логичным и не особо надуманным. В мире довольно много подобных сооружений: например, закрытые монастыри в отдаленных уголках планеты (Метеора в Греции или Шаолинь в Японии). Цитадель — просто еще одно из них.

В начале книги, в очень сильной сцене, Самюэль стоит на высокой скале в позе, символизирующей так называемый Тау-крест. Каково значение и история этого креста?

— Мне нужен был символ такой же старый, как и тайна, который он представляет, но в то же время не слишком очевидный. Символ в виде буквы Т (или Тау) подошел идеально: он более древний, чем язык. Собственно говоря, греки приняли его в качестве буквы «Т», и таким образом он попал в современный алфавит. Он фигурирует во многих древних культурах, где имел различные значения, что также сыграло свою роль. Историки считают, что именно такой была на самом деле форма креста, на котором распяли Иисуса Христа. Римским плотникам приходилось создавать множество крестов, поскольку распятие являлось традиционной формой казни, поэтому они отдавали предпочтение самому легкому способу, а сделать крест в форме буквы «Т» гораздо легче, чем крест, знакомый нам в настоящее время.

Одним из персонажей книги является очаровательный и привлекательный Габриэль, спаситель, вооруженный многочисленными современными приборами. В ваши планы входило его создание наподобие персонажа Джеймса Бонда?

— Он более вежлив, чем Бонд, и относится к женщинам с большим уважением. Я планировал создать его в виде своеобразного первичного и мифического персонажа, использующего, однако, язык и приборы современного героя. Поэтому, вместо того, например, чтобы отращивать крылья, он надевает костюм с крыльями. В то же время его моральный кодекс не относится к какому-либо определенному времени. Так же как и его имя.

Триллеры очень популярны во всех странах. Как вы считаете, какова причина того, что столь многие читатели интересуются религиозными загадками?

— Все триллеры, независимо от их разновидностей, повествуют о борьбе добра и зла. Религия также рассказывает нам об этой борьбе — в наибольших масштабах, которые только можно себе вообразить. Эти два направления были созданы друг для друга.

Вы сами — религиозный человек?

— Нет.

Вы некоторое время жили в аббатстве, где занимались исследованиями?

— Я побывал во многих церквях и обратился к опыту, полученному из других источников. Я также много читал, пытаясь узнать подробности жизни монахов, чтобы в книге все было по-настоящему, или, по крайней мере, казалось настоящим и реалистичным. Основной задачей было сделать выдуманный мир как можно более реалистичным, чтобы увлечь читателя повествованием.

Вы можете представить себя монахом?

— У меня нет такой необходимости. Жизнь писателя и так напоминает жизнь монаха. Я провожу много времени в одиночестве, разговаривая с людьми, которых на самом деле не существует.

Кто вашим любимый писатель? Кто имеет на вас наибольшее влияние?

— Их очень много. Мне нравится Джон Ирвинг; его работа A Prayer for Owen Meany действительно гениальна. Но если вы зададите мне этот же вопрос завтра, мой ответ будет другим.

Чем вы любите заниматься, помимо творчества?

— Читать. Смотреть фильмы. Гулять с собакой. Играть с детьми. Готовить.

Как вы относитесь к тому обстоятельству, что «Санктус» в Германии публикуют сначала в книжном клубе?

— Я нахожу это великолепным. Просмотрев список книг, я осознал, какая это честь. Моя книга будет фигурировать рядом с книгами некоторых моих любимых писателей современности. Я всегда был большим поклонником книжных клубов, поскольку благодаря им вы встречаетесь с писателями, которых иначе просто не заметили бы. Первый прочитанный мною роман Dennis Lehane мне прислали из книжного клуба. То же самое было и с Ian Banks. А получая посылки, чувствуешь себя, словно на Рождество — только это происходит каждый месяц.